Проза

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


В романе «Мистер Нефть, друг», сюжет которого развертывается на фоне азиатского барокко, Александр Иличевский реализует тему радикальной связности поверх метафизических границ — сна и яви, живого и неживого, жизни и смерти. Здесь Иличевский развивает идею тотального единства — но опирается не на буддийское мировоззрение, а скорее на то ощущение «жизни везде», что заставило в свое время Мориса Бланшо высказать мысль о смерти как избытке жизненной силы. Для Иличевского бытийное одиночество и подлинность каждой отдельной жизни в этом одиночестве — лишь частный случай на фоне всеобщей и в целом гармоничной связанности.

читать дальше

Мистер Нефть, друг

В новую книгу Александра Иличевского вошли эссе самой различной тематики: от очерка о городе и путевой прозы до анализа поэтического текста. Тематическое разнообразие эссе объединяет стилистическое стремление автора создать новую исследовательскую оптику, с помощью которой открываются и обживаются новые миры. Александр Иличевский — лауреат премии им. Юрия Казакова (2005) за лучший рассказ, финалист Бунинской премии 2006 года (серебряная медаль), дважды финалист Национальной литературной премии «Большая Книга» (2006, 2007) и лауреат премии «Русский Букер» за роман «Матисс» (2007).

читать дальше

Гуш-мулла

В новую книгу лауреата премии им. Юрия Казакова (2005), финалиста Национальной литературной премии «Большая Книга» (2006), финалиста Бунинской премии 2006 года (серебряная медаль) и лауреата премии «Русский Букер»-2007 за роман «Матисс» вошли рассказы последних лет.
Александр Иличевский — представитель литературного поколения, юность которого пришлась на слом эпох. В причудливой, избыточной, текучей, как вода, прозе автор отражает все стилистическое многообразие русской литературы прошлого века. Приложенное к современности, это многообразие переплавляется в единый пласт «национального мифа».

читать дальше

Пение известняка
«Рассказы о чудесном» — это загадочной силы и красоты краткая проза Юнны Мориц, её  «упорнографические истории».
Рассказывать такие истории не может никто другой. Это — особое «книготворение и рисункописание» русского рассказа, в природе которого — простор божественной свободы.

читать дальше

Рассказы о чудесном
Это крепкая мужская проза. Но мужская — не значит непременно жесткая и рациональная. Проза Виктора Ремизова — чистая, мягкая и лиричная, иногда тревожная, иногда трогательная до слез. Действие в его рассказах происходит в заполярной тундре, в охотской тайге, в Москве, на кухне, двадцать лет назад, десять, вчера, сейчас... В них есть мастерство и точность художника и, что ничуть не менее важно, — внимание и любовь к изображаемому. Рассказы Виктора Ремизова можно читать до поздней ночи, а утром просыпаться в светлых чувствах.

читать дальше

Кетанда
Наталья Рубанова беспощадна: описывая «жизнь как она есть», с читателем не церемонится - ее «острые опыты» крайне неженственны, а саркастичная интонация порой обескураживает и циников. Модернистская многослойность не является самоцелью: кризис середины жизни, офисное и любовное рабство, Москва, не верящая слезам – добро пожаловать в ад! Стиль одного из самых неординарных прозаиков поколения тридцатилетних весьма самобытен, и если вы однажды «подсели» на эти тексты, то едва ли откажетесь от новой дозы фирменного их яда.
Произведения Рубановой публиковались в журналах России, Финляндии и Германии; по мотивам сборника ее рассказов «Москва по понедельникам» в Великобритании поставлен спектакль «Фиолетовые глаза». Повесть «Люди сверху, люди снизу» входила в шорт-лист премии Бориса Соколова и номинировалась на премию И.П. Белкина (2004); диплом премии ЭВРИКА за книгу «Коллекция нефункциональных мужчин» (2006).

***
Написано прихотливо, со ссылками на Витгенштейна, Бродского, Секацкого и Удава.
Виктор Топоров, «Взгляд»

Когда критики пишут о Рубановой, то в первую очередь говорят об ироничном стиле, великолепно придуманном языке и крайне неприглядных явлениях жизни, которые этот язык описывает со всей беспощадностью.
Анна Мартовицкая, «Культура»

читать дальше

Люди сверху, люди снизу
Семен Файбисович — художник с громким именем, в последние годы много и успешно занимающийся фотографией; прозаик, чей роман «История болезни» вызвал самые противоречивые отклики («Разговор», вошедший в настоящую книгу, является в некотором роде репликой к роману); журналист и эссеист, прославившийся самобытностью и нелицеприятностью суждений. Его новая книга — синтез разных родов искусства, создающий концептуально новое словесно-изобразительное единство, где автор одновременно предстает во многих своих творческих  ипостасях, а следовательно, в принципиально новом качестве.

читать дальше

Рим. Разговор
Найдется ли на свете такая история, которой никогда не было? Этим вопросом озабочен главный герой романа Елены Макаровой «Смех на руинах». Новоиспеченный Чичиков готов купить небывалую историю за любые деньги. Да где ее взять? Фантасмагорический сюжет разворачивается в реальности, однако имеет множество отсылок к прошлому, к руинам ХХ века, из которых и произросли персонажи романа. Пошлости разрушителей и выхолащивателей противостоит отчаянная попытка художников собрать осколки воедино и возродить смысл. Само название романа — это цитата из песни, написанной в концлагере и ставшей гимном: «Мы еще посмеемся на руинах гетто».

читать дальше

Смех на руинах
Уже в продаже!

Владимира Иеронимовна Уборевич, дочь знаменитого командарма, попала в детдом в тринадцать лет, после расстрела отца и ареста матери. В двадцать и сама была арестована, получив пять лет лагерей. В 41-м расстреляли и мать… Много лет спустя подруга матери Елена Сергеевна Булгакова посоветовала Владимире записать все, что хранила ее память. Так родились эти письма старшей подруге, предназначенные не для печати, а для освобождения души от страшного груза. Месяц за месяцем, эпизод за эпизодом — бесхитростная летопись, от которой перехватывает горло. В качестве приложения к этим свидетельствам детской памяти — впервые публикуемые материалы следственных дел Владимиры, ее матери и друзей из Центрального архива ФСБ России.

читать дальше

14 писем Елене Сергеевне Булгаковой
Название повести «Я особо опасный преступник» — вовсе не преувеличение или авторское кокетство. Лев Тимофеев действительно ощущал себя настоящим врагом советской системы. Боролся он с ней оружием экономиста — его исследование «Технология черного рынка» стало классикой жанра. Но и в качестве прозаика он был этой власти особо опасен. Под одним из рассказов, вошедших в эту книгу, стоит сноска: «Этот рассказ был одним из эпизодов обвинения по ст. 70 УК РСФСР "Антисоветская агитация и пропаганда”». Пожалуй, такие ссылки можно было бы расставить по всей книге — и вовсе не потому, что автор этой превосходной прозы «нагнетал» публицистичность. «Просто совесть гложет молчать», — так сказал об этом один из героев Льва Тимофеева. И еще одно беспокойство «гложет» последнего из диссидентов (он был осужден уже в годы перестройки!): «Не пойдет ли и теперь жизнь все теми же, хорошо знакомыми кругами? Не заглянуть ли нам в начало книги?»

читать дальше

Русские поминки