Проза

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

Как работают законы движения нематериальной субстанции – души в чрезвычайных обстоятельствах? Пятнадцать коротких историй шаг за шагом вовлекают в бездну сознания, препарируя прошлое в поисках зачатков настоящего. Рождение звука из ниоткуда, пробуждение чувства от пережитого, мешанина высокого и низкого, грустного и смешного. Что было, что будет, чем сердце успокоится? «Что нам стоит» дом построить… И кто за это должен платить?

читать дальше

Что нам стоит
Ольга Гренец — современная американская писательница родом из Санкт-Петербурга, мастер короткой психологической прозы. Герои её рассказов, живя в России, Америке, других странах, сталкиваются с необходимостью соотнесения и совмещения разных миров, но главное для автора — показать их отношения, порой осложнённые проблемой конфликта поколений (читать дальше)

читать дальше

Хлоп-страна
В Москве действует некий Скупщик — темный демон, который скупает таланты разочаровавшихся в успехе людей взамен на деньги и славу. Скупщика преследует галерист Илья Свирин — и в багажнике Ильи есть святая вода и деревянный крест. Но что именно нужно художнику от Демона?
 
Книга вышла только в электронной версии!

читать дальше

Скупщик

Саша Филипенко, как всегда (читай «Бывший сын» и «Замыслы»), актуален, наблюдателен, остроумен и — лаконичен. Ему снова удалось упаковать в небольшую книжку полноформатный остросюжетный роман. Конечно, налицо навык телевизионного сценариста Первого канала и «Дождя», но чувствуется и другое: герои Саши Филипенко — его ровесники и современники

читать дальше

Травля. 2-е издание

Четыре музыкальных инструмента — скрипка работы великого мастера Якоба Штайнера; две губные гармошки, сестрички-близняшки; турецкий барабан, tamburo grande, gran cassa, — не только звучащих, но и думающих, «слышащих» мысли и чувства своих Исполнителей и многое понимающих даже лучше них, обычных людей (читать дальше)

читать дальше

Инструменты: Роман

Вызывающе неполиткорректная книга. Ни прощения, ни сочувствия — ни бывшим врагам, ни их соплеменникам, ни их седьмой воды на киселе родственникам: «сволочь немецкая». Служба, на которой «противно и неприятно все». Университет «как некий особый подвид супермаркета». Реальность, «чтобы ощутить которую, весь ужас ее, счастье и неотвратимость, нужно сделать ошибку». Догадка: «так вот кто это все творит, ночами слепит фарами, а среди дня жестоко подрезает. Животные!». И лишь несколько мгновений счастья и покоя, за каждое из которых приходится расплачиваться тяжким похмельем... Сергей Солоух продолжает писать историю придуманного им, но такого потрясающе подлинного города Южносибирска — на сей раз от лица «коммивояжера с правами категории "В”». Каждый, кто держал в руках автомобильный руль, никогда не забудет этих страниц. И поймет стон героя: «Собаки, возьмите к себе человека».

 

читать дальше

Рассказы о животных: Роман


Новая книга Е. Минкиной-Тайчер включает роман «Там, где течет молоко и мед» и три повести. Все, что говорилось о ее предыдущем романе «Эффект Ребиндера», получившем признание читателей и критики, в полной мере можно отнести и к этой книге.

читать дальше

Там, где течет молоко и мед
Непридуманные истории, грустные и смешные, подлинные судьбы, реальные прототипы героев… Cловно проходит перед глазами документальная лента, запечатлевшая давно ушедшие годы и наши дни. А главное в прозе Ирины Витковской — любовь: у одних — робкая юношеская, у других — горькая, с привкусом измены, а ещё жертвенная родительская (читать дальше)

читать дальше

Один рыжий, один зелёный: Повести и рассказы
В книгу Евгения Брейдо вошли небольшой роман и три рассказа. Роман о любви, эмиграции, наполеоновских войнах, странном переплетении судеб. В рассказах Франция Наполеона сменяется Анжуйской империей Ричарда Львиное Сердце, чтобы тут же обернуться Россией Петра Великого. Судьбы обычных и необычных людей неотделимы от главных событий эпохи (читать дальше)

читать дальше

Эмигрант: Роман и три рассказа
Вадим Жук — первоклассный и самостоятельный  поэт и драматург. И все же приятнейшее для него занятие, как вы поймете, прочитав эту книгу — передразнивать классиков. «Как они (Жук и его Муза) поворачивают, перетолковывают, перелицовывают давно известные сюжеты — это же счастье!» (Юлий Ким). Но вот что удивительно: главное чувство, с которым сатирик и пародист подступается к своим беззащитным соавторам — любовь. «Любимейший Островский», «любимейший Гоголь»… «Я не побоялся ставить колонки своих строк рядом с могучими грибоедовскими шеренгами». И правильно сделал, что не побоялся, — любовь и смех всегда побеждают страх.

читать дальше

След в след, или Любовь к классике