Самое время!

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

Дебют! Классика жанра, химически чистый продукт: и молоко не обсохло, и сразу роман, и сразу о главном, и никакой политкорректности, и без оглядки на «толстоевских», и — получилось. Обаятельный и талантливый ведущий с телеканала «Дождь» дарит своим первым читателям редкую возможность — спустя много лет сказать детям или внукам: «Саша Филипенко? Помню-помню, как он начинал — «Бывший сын». Не читали? Ну как же так! Очень рекомендую».

читать дальше

Бывший сын
«Библия в SMS-ках» не просто получила одну из главных премий «Книгуру» — Первого всероссийского конкурса литературы для подростков — она вызвала самые острые споры и среди сетевых читателей (они же члены детского жюри), и среди взрослых-экспертов. Само столкновение в названии книги столь далеких друг от  друга понятий высекало такие полемические искры, будто речь шла не о конфликте поколений, а о войне двух враждебных цивилизаций. Между тем цивилизация у нас общая, а границы между людьми пролегают вовсе не по возрасту, а там, где и всегда — между добрыми и злыми, искренними и подлыми, доверчивыми и коварными. «Все, как на самом деле», «характеры живые», «я таких знаю» — это из откликов на сетевую рукопись. Теперь книжку можно взять в руки, и наверняка ее читатели, подобно героям романа Аи эН, обменяются не одной сотней SMS-ок — и одобрительных, и негодующих. Главное — чтобы прочли.

 

Могут ли найти общий язык 72-летняя богатая бабушка-паломница Вигнатя и ее 14-летняя боевая внучка Ева, не разделяющая буквально ни одного жизненного принципа своей бабушки? А если Еве поможет ее продвинутый старший брат, начав пересказывать «Библию» весело, коротко, в виде смс-ок? Всё сильно усложняется, когда Ева знакомится со своим сверстником Салимом, который ищет отца и борется за жизнь младшего братика.

 

 

 

 

читать дальше

Библия в SMSках

Известный петербургский писатель Николай Крыщук, лауреат премии «Студенческий Букер — 2009» за книгу «Кругами рая», названием нового романа отсылает нас к электронному извещению о компьютерном вирусе. Но это лишь примета времени, автор дал понять, что живет сегодня и среди нас.
Неприятное происшествие: утром в воскресенье герой понял, что умер. За свидетельством о смерти пришлось отправиться самому.
И поехали дальше. Нам предстоит побывать в разных исторических пространствах, задуматься о разнице между жизнью и смертью, о мнимой смерти и мнимой жизни и даже почувствовать, что смерть может быть избавлением от… Прекрасно и стремительно выстроенный сюжет — одно из главных достоинств этой блестящей и глубокой книги.
В какой момент в нас атрофировались человеческие чувства? Отчего жизнь похожа на небытие? Крыщук, вернее его «маргинальный» герой-рассказчик, не только ставит вопросы, но решается дать убедительные ответы. Но прежде всего этот роман — простая история человека, который хотел жить, любить и быть понятым. Со щемящим чувством каждый узнает себя в герое, а следовательно, примет и весь роман. Не только как приговор времени и обществу, но и как исповедь сына века.

читать дальше

Ваша жизнь больше не прекрасна

Кто сказал, что кошка с собакой обязательно живут… как кошка с собакой? На самом деле все зависит от кошки. И от собаки. И еще — от того странного чувства, которое заставляет дворового пса защищать домашнюю кошечку от его собственной стаи. А саму кошечку — грустить о беспородном низкорослом вислоухом любимом. А секс… А что секс? Настоящему чувству даже секс не помеха. Кроме новой повести «Как кошка с собакой», в книгу вошли две повести, примыкающие к популярной тетралогии «М+Ж», но куда менее известные. Что, на взгляд авторов, несправедливо — им самим «Я достойна большего», а особенно «Моркоff-on» кажутся едва ли не лучшими книжками «взрослой» серии.

читать дальше

Как кошка с собакой (Самое время)
Роман «Трещина» написан не для офисного планктона и не для тех, кто забыл, что такое восходы и закаты, — так считает Женька Арбалет, альпинист, в рюкзаке которого была найдена эта рукопись. Дайвинг и рафтинг, альпинизм и автостопные путешествия... — Женька и его случайная спутница любят риск. Им есть о чем рассказать друг другу в дни их недолгого похода через горы. Но чаще они говорят о политике и о религии, читают друг другу стихи, свои и чужие. А еще в роман вставлены их рассказы, очерки, воспоминания... Текст состоит из множества кусочков, он пронизан трещинами, как и жизнь героев. ...Трещины проходят по ледникам, и сорвавшийся альпинист повисает на веревке над пропастью... Трещины проходят по семьям, и муж уходит на войну, которую жена считает неправедной... Но кто-то держит страховку, кто-то врачует чужие раны... И тем, кто выжил, предстоит, несмотря на все разногласия, вместе жить на одной Земле.

читать дальше

Трещина
Действие новой семейной саги Елены Катишонок начинается в привычном автору городе, откуда простирается в разные уголки мира. Новый Свет — новый век — и попытки героев найти своё место здесь. В семье каждый решает эту задачу, замкнутый в своём одиночестве. Один погружён в работу, другой в прошлое; эмиграция не только сплачивает, но и разобщает. Когда люди расстаются, сохраняются и бережно поддерживаются только подлинные дружбы. Ян Богорад в новой стране старается «найти себя, не потеряв себя». Он приходит в гости к новому приятелю и находит... свою судьбу. Встреча могла состояться пятнадцать лет назад, однако впереди — вся оставшаяся жизнь, счастье сегодняшнего дня. История любви «этих двоих» — и сокрушительная сила материнской любви; наши дни и прошлое; сегодняшние войны — и Вторая мировая война глазами узницы концлагеря и офицера польской Армии Крайовой. Жизненные пути героев пересекаются причудливо и неожиданно, старое поколение уходит и появляется новое. От того, удастся ли сохранить связь между ними, зависит и наша общая историческая память.

читать дальше

Джек, который построил дом
Дневник — особый жанр: это человеческий документ и вместе с тем интимный, личный текст. Многие легко узнают приметы времени и места — «застой» восьмидесятых годов, СССР. Как купить подарки родным в эпоху тотального дефицита, воспитывать двух маленьких детей (без айпада и компьютерных игр), ухитряясь работать, и что приготовить на обед, если в холодильнике пусто, а в кошельке четыре рубля с мелочью. Как справляться с ежедневной рутиной, когда на работе аврал, бабушка заболела, у детей насморк, а у кошки глисты? Помогают только юмор, ирония и... Дед Мороз, ведь ему можно отправить письмо Волшебной Почтой прямо через холодильник. Нет никакой науки педагогики, уверяет автор дневника, — есть только набор маленьких хитростей. И честность, чтобы говорить с детьми на самые трудные темы. «Детский альбом» — это кукла и солдатики, Баба Яга и стихи, рисунки и Бармалей, мама и папа. Жизнь и смерть. ...А знаете ли вы, что в Персии растут персики, манекен — это памятник женщине, а снег скрипит, потому что снежинки ломаются?


читать дальше

Детский альбом. Дневник старородящей матери Ирины Лакшиной
«Гомер, сын Мандельштама» — это второе издание опубликованного десять лет назад романа «Гомер», а его новое название позаимствовано с любезного разрешения Елены Зейферт из ее рецензии, появившейся тогда же в журнале «Знамя». Игорь (Гошка) Меркушев, в детстве прозванный Гомером, собирается в день своего шестидесятилетия уйти из жизни — только так он может загнать в ловушку совершившего тяжкое преступление и неотступно им преследуемого высокопоставленного чиновника. Рассказывая о себе, своих родителях, любимых женщинах, друзьях и недругах, Меркушев, некогда крупный ученый-медик, а потом вице-мэр города-миллионника, произносит фразу, которая могла бы стать не только эпиграфом к его повествованию, но и диагнозом для невыносимо болезненного слома эпох: «Мы не потерянное, мы притыренное поколение»

читать дальше

Гомер, сын Мандельштама
Книга признанного мастера короткой формы Вячеслава Харченко содержит новые повести и рассказы. Исторический эпос «Путешествие в Итурею» описывает вымышленную страну, в которой законно выбранный руководитель самоназначил себя пожизненным президентом, правительство не меняется 28 лет, а депутаты парламента просто назначаются сверху. Повесть «Сталинский дворик» рассказывает о судьбе жителей пятиэтажек, попавших под насильственный снос, а семейная сага «Нервический смех» повествует о героической битве 1945 года, когда из дивизиона прожекторов, осветивших немецкие батареи для успешного форсирования советскими войсками Одера, в живых из 400 человек осталось лишь 8.

читать дальше

Сталинский дворик
Две повести московского прозаика Александра Куприянова «Таймери» и «О! Как ты дерзок, Автандил!», представленные в этой книге, можно, пожалуй, назвать притчевыми. При внешней простоте изложения и ясности сюжета, глубинные мотивы, управляющие персонажами, ведут к библейским, то есть по сути общечеловеческим ценностям. В повести «Таймери», впервые опубликованной в 2015 году и вызвавшей интерес у читателей, разочаровавшийся в жизни олигарх, развлечения ради отправляется со своей возлюбленной и сыном-подростком на таежную речку, где вступает в смертельное противостояние с семьей рыб-тайменей. Как водится, в схватке с природой человек в итоге проигрывает, — даже если де-факто выходит победителем. Ностальгическая и чуть грустная повесть «О! Как ты дерзок, Автандил!» — про сентиментальное путешествие маленького мальчика со своими родителями в солнечную Абхазию, про вечную мальчишескую мечту уплыть куда-то далеко в синее море — тоже наполнена «закадровыми» смыслами, уводящими далеко от детских проблем переоценки ценностей. В этой истории о взрослении, рассказанной ярким, насыщенным языком, читатель сможет найти темы, созвучные своему настроению.

читать дальше

О! Как ты дерзок, Автандил!