Главная

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

просмотров: 462 | Версия для печати | Комментариев: 0 |
Полина Жеребцова: «Мой наказ таков: не сдавайтесь!»
Источник: Great_birds

От редакции: Полина Жеребцова - писатель, поэт, журналист, автор нескольких книг, в том числе пронзительных, невыносимых Чеченских дневников. Полина родилась в городе Грозном, в девятилетнем возрасте начала вести дневник, записи которого легли в основу нескольких книг: «Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники 1994-2004», «Тонкая серебристая нить», «Ослиная порода», «45-я параллель». Читайте интервью с портала "Щеглы. Книги. Писатели и читатели"
 
Из-за угроз, поступающих в ее адрес, Полина вынуждена была в 2012 году покинуть Россию. Финляндия предоставила политическое убежище, с января 2017 года Полина Жеребцова – гражданка этой страны.
  
Как выжить на войне и остаться добрым и честным человеком?

— Для этого нужно всегда стремиться к высшим идеалам. Ни на секунду не забывать о том, что за любой поступок придется отвечать перед Богом. Мне это очень помогало, осознание того, что все материальное – проходящее, а душа человека – вечная странница.
 
Как вы учились писать? Помогали вам курсы или книги по писательскому мастерству? Встретились ли вам люди, которые поддерживали, вдохновляли, направляли?
 
— Я в детстве много читала. Дома была потрясающая библиотека. Человек должен чувствовать Литературу, уметь владеть словом. Пожалуй, больше всего я благодарна людям, которые говорили, что у меня ничего не получится: не найдется издательство, не будет интереса к документальным, прожитым мгновениям, твердили о том, что литература должна развлекать, а не учить, и так далее. Но я видела их безрадостную жизнь, и понимала, что не позволю своему времени так же сгинуть в жалобах и суете. Время – самая дорогая валюта. Если хотите отлично писать, много читайте. Выбирайте качественную прозу и верьте в себя. Хорошая литература должна учить, а не развлекать.
 
Приглашали ли вас когда-нибудь выступить в школе, рассказать ребятам о чеченских дневниках? Если такие встречи были, как отнеслись к ним учителя, дети и чиновники от образования?
 
— Я выступаю в Европе, читаю лекции. В России тоже выступала по Скайпу. Неравнодушных и замечательных людей – много, слушают с удовольствием, узнают новое для себя.
 
Расскажите историю публикации вашей первой книги.
 
— Долгие годы я искала издательство, получала десятки отказов, плюс угрозы расправы. Никто не хотел публиковать фрагмент реального чеченского дневника (а дневники я веду всю жизнь, вот уже как 25 лет). Но я была очень настойчива и упряма. Не имея крыши над головой, скитаясь, я рассылала письма по всему свету. Мне никто не помогал. Наоборот, вставляли палки в колеса. Я всего добилась сама. Так что мой наказ таков: не сдавайтесь! Пока Вы дышите, двигайтесь только вперед и помните: кто стоит на месте – тот идет назад.
 
Вопрос от участницы нашей группы, жившей в довоенном Грозном.
 
Многие грозненцы скучают по родному городу, тому, каким он был в наши годы. Есть ли у вас такая же ностальгия?
 
— Да, снится. Но того советского многонационального Грозного уже нет. Он остался только во снах.
 
Бываете ли вы в современном Грозном? Если да, каковы впечатления о нем сейчас?
 
— Нет, не была. Уехала в самом конце 2004 года, город тогда еще лежал в руинах. Тот город, где прошли мое детство и юность. Сейчас он очень красивый на фотографиях, но чужой.
 
Случалось ли, чтобы люди, воевавшие в Чечне, признавали себя в героях «Муравья в стеклянной банке»?
 
— Есть такое, что пишут в социальных сетях: это я, вот тот парень, что наливал воду людям у колодца. Или, я та самая девушка, что пряталась под обстрелом у вас. То есть, это мирные люди, которые попали в Чеченский Дневник. Там сотни судеб. Мой дневник был опубликован в большом сокращении. Но все равно люди себя узнают. Только мародеры и убийцы сидят тихо, стараются не афишировать свои грязные дела, попавшие в тетрадки.
 
Сотрудничаете ли вы с обществом «Мемориал» по чеченской теме?
 
— «Мемориал» прекрасно знал и знает о Чеченском Дневнике. Их сотрудники даже просили меня публиковать Доклад в моих книгах (Доклад о мирных жителях). В первом издании Дневника их Доклад был прикреплен и опубликован.
 
Насколько жизнь в России и в Европе различаются? Например, отношение к женщине?
 
— В России, это смотря где: на Кавказе женщины живут по старым восточным традициям, что резко отличается от жизни в Европе. В средней полосе России, в столицах, конечно, европейский подход ближе.
 
В ЕС у человека хорошая медицинская страховка от государства, хорошая зарплата. К примеру, воспитатель в детском саду в Финляндии получает чистыми 2300 евро в месяц. При этом цены на еду как в Москве. Водитель автобуса – 2500-2700. Финляндия – маленькая страна, которая торгует лесом. У России много ресурсов. Обидно, что в РФ такие крошечные пенсии у стариков и пособия у детей.
 
Вы плодотворно работаете в Финляндии. Пишите прозу, стихи, сценарии. Ваши пьесы идут в театрах, книги издаются, переводятся на другие языки. Это требует большой трудоспособности! Откуда брать энергию? В чем нашли вы точку опоры?
 
— От чудовищной кровавой войны, увиденной в детстве и в юности, человек оправиться полностью не может. Это требует каждодневной тяжелой работы. Мне помогают дыхательные упражнения и медитация.
 
Какой момент в своей судьбе вы считаете переломным?
 
— День рождения мне можно справлять в каждом месяце. Подумать над каждым переломным моментом – значит встать на новый уровень осознанности. Одним из таких моментов является обстрел мирного рынка в Грозном, где я в 14 лет едва не погибла (16 осколков) и остро осознала, что все материальные ценности ничего более для меня не значат, потому что когда приходит Смерть, мы остаемся только вдвоем, и никто не встанет между нами.
 
Другой такой момент – переход границы в Финляндии. Я словно заново родилась.
 
Как вы относитесь к ненормативной лексике в жизни и в литературе?
 
— Крайне отрицательно. В жизни совсем не приветствую, а в литературе, только при условии, что именно так говорил реальный прототип (каждый герой моих дневников – реальный человек). Поэтому, иногда я оставляю речь героя без изменений.
 
Я сторонник теории, что в момент, когда человек что-то говорит матом, вокруг него образуется темная энергия в виде противной кляксы (когда он читает молитву – образуется светлая энергия, которая защищает словно покрывало).
 
Традиционно в России писатель воспринимался обществом не только как литератор, художник слова, но как мыслитель, философ, от него ждали ответов на важнейшие вопросы жизни. Мнение каких современных российских писателей ценно для вас, к кому бы вы стали прислушиваться?
 
— Недавно умерла Мария Рольникайте, автор воспоминаний о лагерях и гетто. Как-то она рассказала о своей юности: «На расстрел за побег из лагеря фашисты стали вызывать каждого третьего. А у меня была подружка Маша Механик, мы помогали друг другу. И вот я шепчу ей в строю: «Я девятая!» А Маша в ответ: «Нет, девятая я». И после паузы: «Неужели ты думаешь, что вот не будет в мире больше какой-то Маши Механик — и что-то изменится?!». Машу увели. Её нет и никогда больше не будет. И знаете, за что у меня болит сердце: ведь с тех пор люди так и не стали друг друга больше любить!».
 
Думаю, что к ее словам надо прислушаться.
  
После пережитого осталась ли у вас вера в людей, в возможность жить без конфликтов и войн?
 
— Мой долг показать читателям, что каждую мысль и поступок нужно отслеживать. Войны идут всегда. Но именно ты выбираешь, делать вид, что это тебя не касается, убить или спасти. У меня есть вера в то, что литература (искусство в целом) влияет на человека.
 
Занимаетесь ли вы продвижением своих книг и себя как автора через сетевые ресурсы?
 
Да. Я довольно часто даю интервью.
 
Ваша последняя книга – документальный роман «45-я параллель» написана на основе дневниковых записей. Поражает цинизм властей, равнодушие общества и бесправие человека без паспорта, без регистрации и без официальной работы. Есть ли в книге художественное преувеличение или все так и было?
 
— В книге есть приуменьшение наших страданий, поскольку всего цинизма властей не опишешь, никаких дневников описать мытарства беженцев в родной стране, конечно, не хватит…
Я сократила дневниковые записи, и постаралась рассказать о горестях с юмором, что мне по характеру свойственно. Юмор помогает выживать.
 
Поиск в Интернете показывает, что сейчас уже затруднительно приобрести бумажное издание «45-ой параллели». Ответ на запросы - «товар закончился». Каким тиражом вышел роман? Планируется ли дополнительное издание?
 
— Роман выходил на русском языке только в Украине. Ждем издания в России. Надеюсь, что оно случится осенью 2019 года.
 
Какие темы еще ждать в ваших книгах? Планируете ли вы отойти от жанра художественно-документальной прозы?
 
— Планирую написать несколько книг в жанре магического реализма. Но это только после того как выйдет серия документальных романов по моим дневникам о России и Европе.
 
Вопросы задавала ИРИНА ЩЕГЛОВА.


news1 news2